Воры в парламенте и правительстве Украины саботируют создание антикоррупционного суда

Для тех, кто устал следить за перипетиями создания Высшего антикоррупционного суда Украины, DW подготовила краткое изложение сути споров, которые уже два года ведутся вокруг этой темы.

Эпопея с созданием Антикоррупционного суда в Украине продолжается уже два года — с весны 2016-го. Изменения к Конституции, которые дали старт судебной реформы предусматривали необходимость формирования Высшего антикоррупционного суда, однако ни механизма запуска, ни специфики его работы прописано не было. Как следствие, вокруг закона об Антикоррупционном суде, развернулась ожесточенная политическая борьба, а именно вопрос неожиданно стало одним из крупнейших камней преткновения в отношениях между украинской властью и западными партнерами.

Почему это так важно

Одной из главных функций Антикоррупционного суда должно стать рассмотрение дел о коррупции среди высокопоставленных чиновников по представлению Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП).

Именно этим общественные активисты объясняют нежелание политиков создавать независимый судебный орган, который вплотную возьмется за их бизнес-интересы, тем более если это будет происходить на фоне ожидания возможных досрочных выборов. На уже имеющиеся украинские суды рассчитывать не приходится: НАБУ передало в суд 116 громких коррупционных дел, и до сих пор ни одного из топ-коррупционеров не наказали. Еще 44 дела остаются вообще без рассмотрения.

У каждого свой интерес

Запуск Антикоррупционного суда — одно из главных требований МВФ для предоставления Украине очередного транша кредита. К этому также призывают Евросоюз, США и Всемирный банк, который, как и МВФ, привязал финансовую помощь Украине к созданию антикоррупционного суда.

В этом противостоянии общественный сектор, западные партнеры и новосозданные антикоррупционные органы выступают объединенным фронтом против администрации президента Петра Порошенко, который еще летом 2017 года не считал целесообразным создавать Антикоррупционный суд, но впоследствии изменил мнение и, в конце концов, подал в Верховную Раду свой законопроект о создании Антикоррупционного суда. 1 марта 2018 года Верховная Рада приняла его в первом чтении. Проблема в том, что этот законопроект противоречит рекомендациям Венецианской комиссии и обязательствам Украины в рамках программы МВФ, — об этом в один голос заявляют украинские антикоррупционные общественные организации, МВФ, Всемирный банк и Евросоюз.

Что предлагает президент Украины

Президентский законопроект «О Высшем антикоррупционном суде» (№7440) определяет размер ущерба, достаточный для рассмотрения дел в Антикоррупционном суде, — речь идет про минимум 500-разовое превышение прожиточного минимума (с 1 января это — 881 тысяча гривен). Кроме того, подсудность Антикоррупционного суда не совпадает с подследственностью НАБУ, а расширена до дел Нацполиции и Генпрокуратуры, например, наркотиков или оружия. В то же время некоторые «антикоррупционные» дела можно будет передавать в другие суды.

Устанавливаются и высокие требования для кандидатов в судьи: в частности, обязательный «значительный опыт работы в международных судебных учреждениях или межправительственных организациях в сфере борьбы с коррупцией, а также проверки на детекторе лжи. Будет выбирать кандидатов в антикоррупционный суд Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) с помощью Общественного совета международных экспертов, который будет иметь только совещательную функцию.

Что не так с законопроектом Банковой

Рекомендациям Венецианской комиссии противоречат, прежде всего, положение о полномочиях международных экспертов. Венецианская комиссия предлагает, чтобы представители общественности и западных партнеров имели право вето в отношении кандидатур тех кандидатов, которые не выдержат проверку на добропорядочность. Это бы вывело судей Антикоррупционного суда из-под контроля ВККС, и, как следствие, из-под контроля президента Украины.

Другой спорный момент — дискриминационные требования к составу того же Общественного совета международных экспертов. Банковая предлагает привлекать к ней только международные организации, с которыми Украина сотрудничает в области борьбы с коррупцией, тогда как иностранные агентства, которые оказывают техническую поддержку и финансируют антикоррупционные реформы, лишены такого права.

Недовольны западные партнеры и тем, что президентский законопроект, по их мнению, размывает полномочия Антикоррупционного суда и одновременно дает возможность завалить его непрофильными делами. Кроме того, затянувшаяся процедура запуска Антикоррупционного суда, прописанная в проекте, не предусматривает его работы еще по крайней мере год-полтора.

Верховная Рада готовится принять закон об Антикоррупционном суд еще до начала летних каникул. Проблема — в 1925 поправках к законопроекту от 96 депутатов, что может изрядно затянуть второе чтение. Глава украинского парламента Андрей Парубий обещает как можно быстрее согласовать законопроект с экспертами Венецианской комиссии и юристами ВМФ, после чего без проволочек провести голосование. По состоянию на 22 мая, по словам спикера, удалось найти компромисс по 13 из 14 спорных вопросов. Кроме решающего — полномочий международных экспертов в отборе членов Антикоррупционного суда.